«Дед министр» или О тайнах старой тетрадки николаевца, пережившего три войны

«Дед министр» или О тайнах старой тетрадки николаевца, пережившего три войны

Эта старая тетрадочка с пожелтевшими от времени страницами вместила в себе не просто жизнь «деда министра» — в ней на 25 листах «спрессованы» ключевые исторические события, очевидцем и участником которых был он сам. От начала Первой мировой до послевоенных лет бывшего СССР, одержавшего в далеком 1945 победу над фашистской Германией.


Рожденный «в рубашке»
Как известно, так говорят о людях, которым удается выжить в самых неимоверных ситуациях, оказавшихся на грани между жизнью и смертью. Иван Филиппович Таран родился в 1892 году в Большой Коренихе, которая тогда официально относилась к Одесскому уезду Херсонской губернии. Родился ли он «в рубашке» – пожалуй, все-таки да. И его заметки подтверждают это многократно.
В возрасте 21 года ( 1913 г) высокий статный Иван был призван на военную службу в Черноморский флот. По окончанию строевых занятий, которые проходили в Николаеве, в марте 1914г. флотский полуэкипаж переезжает в г. Севастополь, где в честь приезда царя Николая ІІ был произведён царский смотр. Царь в качестве благодарности подарил каждому по серебряному рублю и уехал.
Иван Таран, фото из семейного архива
Спустя несколько месяцев Иван Филиппович, будучи учеником морской школы по специальности электро-минёр, вышел в море на практические занятия на крейсере «Березань» (14 июля 1914г.).
Иван Таран, фото из семейного архива
В этот же день на крейсер пришла радиограмма о том, что России объявлена война, и учеников возвратили в школу для продолжения обучения.
В октябре 1914 года, крейсер «Прут» с молодыми минёрами, среди которых был и Иван, по возвращению в Севастополь, не доходя Балаклавы, подвергся атаке турецкой эскадры. Часть кочегарной команды погибли прямо в кочегарках. Погиб и командир «Прута».
А палубная команда и минёры, которые были на практике две смены, успели надеть спасательные пояса, прикрепиться к пробковым матрасам и погрузиться на баркасы и шлюпки. Они держались на воде более трёх часов, пока не подошли спасательные катера. Так Ивану Тарану и удалось остаться в живых.
И, как свидетельствуют записи в старой тетради, это — не единственный случай спасения Ивана Тарана в ситуациях, когда казалось, что шансов выжить не оставалось никаких.
Так, в период назначения Колчака командующим флотом, команда лучших учеников-минеров, среди которых был и Иван, получила задание загрузить камнем и шаровыми минами четыре транспортных парохода. Когда караван пароходов ночью подошел к фортам Босфора, на проходах Турецкой эскадры, выставили мины и открыли кингстоны пароходов. А команды из пароходов сняли на миноносцы. Вскоре из фортов по миноносцам и пароходам был открыт батарейный огонь, и одна команда не успела сойти на миноносец. Пароход ушёл ко дну. От взрывов снарядов погибло несколько человек кочегарной бригады, а также лейтенант Четверухин – преподаватель минной школы минёров. По возвращению из такой навигации в Севастополь, за выполнение задания команды были награждены Георгиевскими наградами, в том числе и Иван Филиппович Таран .
Иван Таран, фото из семейного архива
После окончания Школы минёров (15 апреля 1915г.), Иван Филиппович был направлен в Николаев на миноносец «Поспешный». Согласно историческим справкам, «Поспешный» активно участвовал в боевых действиях на Чёрном море, совершил 17 боевых походов для обстрела турецкого и румынского побережья, перевозок войск, выполнения минных постановок и охраны походов линейных кораблей. В 1917 году «Поспешный» совершил 5 боевых выходов на турецкие морские коммуникации, обстрелы турецкого побережья и минные постановки.
За время пребывания на «Поспешном» Иван Филиппович тоже повидал немало трагических событий, в которых утратил много своих друзей. Но его самого словно оберегала сама судьба.
«Здравия желаем!..» от Керенского
Революционный 1917 год. 27-го февраля миноносная эскадра получает извещение, что произошло свержение Царского правительства дома Романовых. На минной базе проводится собрание моряков, где разъяснили, что Николай ІІ отрёкся от престола, и во главе государства стало Временное правительство, а министром сухопутных войск – Александр Фёдорович Керенский, который затем занял пост министра-председателя Временного правительства.
10 мая 1917г. по распоряжению Временного правительства миноносцы держали курс на г. Одессу, где должны были забрать министра Керенского в Севастополь. Возле пристани стояло много народа. Министр поклонился ко всем и пошёл на палубу, здороваясь со всеми левой рукой, а правая была в перчатке. Затем миноносцы с Керенским и его штабом вышли в море. В Севастополе Керенский провёл митинг, на котором высказался об отмене титула «Ваше благородие» и принятии «Здравия желаем, господин…», господин согласно его чина. Князь Трубецкой поинтересовался: «Как теперь будут со мной здороваться?» Керенский ответил: «Здравия желаем, господин первого ранга, но не князь».
В июне 1917г. по указанию Временного правительства миноносец «Лейтенант Зацарённый», возвращаясь с оперативного задания у Болгарских берегов, между Варной и Констанцией, наскочил на шаровую мину. Заклинило все входы и выходы. Кто находился в кормовой части, побросались за борт. А миноносец перевернулся вверх килем носовой частью вниз и ушел на дно с живой командой, которая находилась в кубриках и машинных отделениях. Погибли все во главе с капитаном миноносца Штильбергом. Спаслись только 14 человек.
Борьба с бандами и служба на «Пылком»
В октябре 1917г. произошло свержение Временного правительства, а власть взяли в свои руки большевики. Как пишет в своей тетради Иван Таран, для подавления большевиков существовало много разных банд.
На борьбу с этими бандами были брошены целые отряды моряков. Иван Филиппович служил в одном из таких вооружённых отрядов.
Ему приходилось участвовать в боях и с гайдамаками. В записях Тарана вспоминается жестокий бой на ул.Садовой . В этому бою, как свидетельствуют записи, был убит командир сухопутных большевиков Цветухин.
В начале января 1918г. Иван Филиппович был назначен на миноносец «Пылкий» и избран в судовой комитет по подавлению всех выступающих банд в городе Севастополь.
В своих заметках Таран отмечает, что в тот период существовали организации анархистов, кадетов, эсеров, а также о том, что в подчинении Киевской Рады было даже два мусульманских полка.
От расстрела спасла медсестра
Ему, моряку-минеру Черноморского флота, довелось принимать участие и в боевых сражениях против деникинских войск.
В одном из таких сражений Иван Филиппович был ранен и госпитализирован в Новороссийский госпиталь, но при наступлении деникинцев попал в тюрьму со своими семью товарищами, где им пришлось пережить мучительные пытки.
В своих воспоминаниях этого периода Иван Филиппович неоднократно благодарит за спасение медсестричку госпиталя Марию Новикову. Именно благодаря ей Тарану и его товарищам, которых уже вели на расстрел, удалось избежать смерти.
Именно она, Мария Новикова, по словам Ивана Филипповича, сумела организовать все так, чтобы приговоренные моряки смогли оказать сопротивление шести вооруженным конвоирам.
…Возвращение домой, в Николаев, было трудным и долгим: сначала из Новороссийска — в Севастополь, затем — в Херсон, а на свою родину, в Большую Корениху, Иван Филиппович добрался в день Веры, Надежды и Любви — 30 сентября 1918 года.
Правда, через два дня его арестовали хозяйствующие тогда на николаевской земле немцы, однако Фортуна и здесь не отвернулась от моряка – вскоре он был отпущен на свободу.
От моряка-минера — до «деда министра»
В Большой Коренихе бывалый моряк стал заниматься сельским хозяйством. Как гласят записи, уже в 1921г. Иван Филиппович состоял в волостном комитете, где «ведал отделом Волостного народного образования».
Также он принимал активное участие в развитии коллективизации села – к 1929г. под председательством Ивана Филипповича провели собрание населения, и Большая Корениха была коллективизирована.
Но налаживающуюся, как казалось тогда, жизнь, омрачила преждевременная смерть молодой супруги Ивана Филипповича. Только опускать руки вдовец не смел — ему надо было растить сыновей и дочь…
Пережил бывший моряк-минер и Вторую мировую, видел все ее ужасы, тяжело переживал утрату сына, который погиб спасая раненных советских солдат возле Варны…
С 1950 до 1958гг. дед Иван работал в школе завхозом. За твёрдый принципиальный характер, односельчане между собой его называли «Дед министр».
Дедом-министром гордятся его потомки, трепетно храня все записи и пожелтевшие от времени фотографии.
“Дед министр” Иван Филиппович Таран, фото из семейного архива
Как раз благодаря родне Ивана Филипповича, и в первую очередь – благодаря его правнучке Наталье Лысогор, и увидела свет эта публикация.
Она должна была выйти раньше, но в силу обстоятельств планы пришлось сместить. Впрочем, такие истории о человеческой судьбе — они вне разных знаковых дат в календарях, вне времени. Как сама память.
Память о корнях, память о людях воистину титанического духа.
У них будет чему поучиться потомкам. Всегда.
Наталья Барбарош