Запрет на партнерские роды. Будущие мамы пишут петиции

Запрет на партнерские роды. Будущие мамы пишут петиции

Партнерские роды в большинстве городов Украины из-за карантина запрещены. Это приводит к тому, что семейные пары едут в другие регионы или даже рожают дома.


Свои первые роды в 2010 году Ирина Магас из Коломыи вспоминает с ужасом. Ее первый муж не хотел участвовать в процессе, 23-летняя девушка переживала сложный опыт в одиночку.

“Во время схваток было адски больно, но врач лишь повторял, чтобы я не кричала, потому что разбужу остальных женщин, а в родильном зале, когда у меня не осталось сил, сказал, что если ребенок умрет, это будет моя вина”, — рассказывает она. Через десять лет, вновь решившись на беременность, в первую очередь женщина заручилась согласием супруга поддержать ее во время родов. Однако пандемия коронавируса полностью изменила ситуацию в Украине.

Несмотря на то что официального запрета на партнерские роды ни от парламента, ни от правительства не было, органы местного самоуправления по всей стране стали самостоятельно принимать такие решения. Почти во всех регионах Украины присутствие партнеров в роддомах стало невозможным.

Семья Магас - фото

Беременных такая ситуация не устроила. Начиная с апреля 2020-го, украинки стали забрасывать Минздрав, а также профильные департаменты на местах обращениями, требуя вернуть право на поддержку супругов. Ирина Магас и ее муж Андрей тоже не теряли надежды добиться разрешения на партнерские роды, но, по словам женщины, руководство роддома за месяц до назначенного срока категорически отказало ей, объяснив это высокими рисками для медработников. В то же время официального ответа из медучреждения на свой запрос семья так и не получила. Ирину утешало лишь то, что акушер-гинеколог была на стороне супругов.

Будучи на 41-й неделе беременности, Ирина задала вопрос мэру Коломыи Игорю Слюзару во время его прямого эфира в Facebook. Городской голова оказался в курсе проблемы и пообещал разобраться. В итоге он позвонил в роддом, и супругам разрешили партнерские роды “под личную ответственность мэра”. Однако прецедент не изменил ситуацию в целом: Магас не слышала, чтобы еще кому-то из горожан предоставили такую возможность.

Законно, но безответственно

Минздрав от запретов партнерских родов всячески открещивается. В ответах на многочисленные обращения беременных чиновники подчеркивали, что министерство не давало таких распоряжений, все решения принимались либо органами местного самоуправления, либо руководителями медучреждений.

Владимир Пищида, адвокат юридической компании Investment Service Ukraine, в комментарии Фокусу объясняет, что присутствие партнера на родах в Украине предусмотрено Приказом Минздрава №234 от 10 мая 2007 года. Но в документе оговаривается, что это право предоставляется в соответствии с порядком, установленным главным врачом медучреждения.

“Другими словами, учитывая установленные Кабмином карантинные ограничения, медперсонал на законных основаниях может отказать в участии партнера в родах”, — объясняет юрист.

В пресс-службе Минздрава в свою очередь сообщили, что ведомство повлиять на решение больниц и местных органов власти не может.

Анна Петровская, директор общественной организации “Природні Права Україна”, считает такую позицию профильного ведомства безответственной.

“А если в больницах примут решение проводить только кесарево сечение, Минздрав тоже будет делать вид, что это их не касается?” — недоумевает она. Когда в начале прошлого года стало известно о запретах на партнерские роды, общественники запустили кампанию в поддержку будущих мам. На сайтах местных органов власти по всей Украине зарегистрированы десятки соответствующих петиций, женщины писали запросы в роддома, департаменты здравоохранения и Минздрав. Однако вернуть партнерство удалось лишь в нескольких областных центрах. Под давлением общественности запрет сняли во Львове. А в Тернополе и Ивано-Франковске сначала разрешили присутствие партнеров при родах, но потом снова запретили.

В Ужгороде женщины тоже в течение нескольких месяцев писали обращения в разные инстанции, но их требования игнорировали. Пока в дело не вмешался один из местных влиятельных людей, чье имя не называют.

“Он занял принципиальную позицию по этому вопросу и смог в ручном режиме все “порешать” — запрет на партнерские роды сняли”, — говорит глава правозащитной организации.

Роды на выезде — вариант для тех, кто все-таки хочет рожать вдвоем

По словам Анны Петровской, самый эффективный способ отстоять права — это судебный процесс, но за весь 2020 год ни одна семья так и не решилась на это. Эксперта это не удивляет, ведь разбирательство в суде требует финансовых затрат и времени, а пары, ожидающие ребенка, не хотят тратить свой ресурс, в том числе эмоциональный, еще и на борьбу за права. В итоге большинство женщин в стране смирились со сложившейся ситуацией. Тем не менее некоторые украинки находили возможность добиться своего разными путями. К примеру, Альвина Ярмоленко из Ирпеня решила рожать дома, только так муж мог находиться рядом и поддержать ее.

Однако чаще всего выходом из ситуации становятся роды в другом регионе — там, где партнерство не отменили. 28-летняя Ярослава Чайковская из Запорожья должна была родить в конце мая 2020 года. Ее первый ребенок по­явился на свет семь лет назад, тогда женщина рожала без мужа и вспоминает об этом, как о кошмарном опыте.

“В тот раз мы очень долго восстанавливались после больницы, и я знала, что вторые роды у меня будут только с партнером”, — вспоминает собеседница Фокуса. Муж Андрей обещал поддержать Ярославу в родильном зале, но за пару месяцев до назначенного срока стало понятно, что все может пойти не по плану. Семья стала обращаться в запорожские мед­учреждения, положительного ответа нигде не добились. Особенно женщину поразило обращение с ней главврача одного из роддомов.

“В ответ на мои слова, что я не хочу рожать без мужа, главврач сказал: “Значит, вам не повезло” — и рассмеялся мне в лицо”, — вспоминает Чайковская.

Последней каплей стал звонок в областной департамент здравоохранения. Чиновница на другом конце провода, не назвавшая своего имени, стала угрожать Ярославе: мол, с такой настырной роженицей в роддоме и обращаться будут соответствующим образом. После этого супруги решили ехать в Днепр, где партнерство не отменили. Семье пошли навстречу в городском роддоме №9, причем ни о каких “добровольных взносах” речи не шло, все услуги оказывались бесплатно.

Из-за постоянного стресса срок родов сдвинулся, 5 июня Ярослава родила здоровую девочку, муж находился рядом. Но после рождения ребенка остаться с семьей в индивидуальной палате ему не разрешили. Интересно, что на тот момент в Запорожье уже тоже сняли запрет на партнерские роды.

“Моя подруга через месяц рожала в одном из городских роддомов, и ее муж присутствовал. Даже в палате им разрешили остаться вместе до выписки”, — рассказывает Чайковская. Это лишь доказывает, что никакой единой системы в стране не существует, а все решения принимаются хаотично.

Партнерские роды, роды вдвоем - фото

34-летняя Юлия Илькив из Ивано-Франковска тоже хотела уехать на роды в соседний Калуш. Несмотря на то что города находятся в юрисдикции одного областного департамента здравоохранения, в Калуше партнерство было разрешено, а в Ивано-Франковске — нет. 21 сентября в областном центре беременные женщины даже вышли на митинг, после чего запрет в городе якобы сняли. Однако Юлия рассказывает, что по факту этого не произошло. В больницах от партнера требовали такой пакет документов, что мало кто готов был этим заниматься.

“Чуть ли не справку из психиатрии требовали”, — возмущается она. Ее знакомые все-таки решились подготовить все бумаги, но даже после того, как они их предоставили, мужу не разрешили присутствовать в родильном зале. Зная об этой ситуации, Илькив готовилась к родам в другом городе, но схватки начались раньше срока, так что от партнерства пришлось отказаться. Юлия поехала в роддом без мужа.

Можно, но за деньгиПервое, что видишь, открывая сайт Черниговского роддома, — объявление крупным шрифтом о том, что из-за ухудшения эпидемиологической ситуации партнерские роды в Чернигове временно запрещены. Главврач учреждения Василий Гусак соглашается поговорить с Фокусом, но на вопросы реагирует агрессивно: “Вы что, не знаете, что в стране локдаун? Да ведь все запрещено! Кроме продуктов, даже продавать ничего нельзя”.

При этом он подчеркивает, что запрет партнерства — не его инициатива, а решение областного и городского управлений здравоохранения.

К слову, в прошлом году Черниговский роддом выбрали опорным пунктом для приема больных COVID-19, поэтому, по словам главврача, здесь риски заразиться выше, чем в других больницах. Впрочем, уточняет Гусак, помимо общих в больнице есть семейные палаты, пребывание в них стоит от 500 до 3 тыс. грн. в сутки. В этом случае присутствие мужа не запрещено.

По словам Гусака, в докарантинное время 85% родов были партнерскими.

“Когда все палаты в больнице будут рассчитаны лишь на одну роженицу, подобные вопросы вообще не будут возникать, но я не могу селить в одну комнату двух женщин, двух мужчин и двух детей!” — подчеркивает главврач.

Активисты предложение рожать с партнером лишь за деньги называют дискриминацией. Далеко не у всех семей есть возможность оплатить отдельную палату, но это не значит, что они не имеют права на присутствие близкого человека. Кроме того, партнера можно пускать лишь в родильный зал, без поселения его в палату.

“На первый взгляд может показаться, что подобная политика местной власти — это действительно стремление минимизировать ковидные риски, — рассуждает Анна Петровская. — Но такой способ полностью лишен гуманности. В основе лежит принцип “А давайте что-нибудь запретим”. Это попытка решить проблему за счет наиболее уязвимых людей”.

В марте и апреле 2020 года в некоторых странах также вводили ограничения на партнерские роды, но уже с мая запреты стали снимать. Впрочем, за рубежом даже в начале пандемии больницы пытались предложить партнерам какую-то альтернативу, в том числе видеосвязь, чтобы супруг мог хоть таким образом поучаствовать в рождении своего ребенка.

В ноябре организация “Природні права” зарегистрировала электронную петицию на сайте президента Украины. Активисты просят главу государства повлиять на сложившуюся в регионах ситуацию. Однако спустя два месяца под обращением поставили всего около 3,5 тыс. подписей из необходимых 25 тыс. Петровская считает, что такая низкая активность связана с тем, что, кроме самих беременных и их супругов, этой темой никто не интересуется. Даже у женщин, уже родивших во время карантина, пропадает мотивация бороться.

Всемирная организация здравоохранения в сентябре прошлого года призвала правительства всего мира сохранить возможность партнерских родов даже в условиях пандемии коронавируса. В заявлении ВОЗ говорится о том, что присутствие супруга влияет на эмоциональное и психологическое состояние женщины. Кроме того, это позволяет улучшить качество присмотра за беременной, а потом — и родившей женщиной.

“Выбранный спутник может восполнить пробелы в общении роженицы и окружающими ее медицинскими работниками, предложить массаж или подержать за руку, чтобы облегчить боль, подбодрить ее”, — уверены в организации. В Украине присутствие партнера имеет еще один немаловажный аспект, о котором очень часто упоминают женщины, — контроль действий врачей. Чаще всего это касается не очень корректных высказываний в отношении рожениц либо равнодушного отношения к пациентам. Присутствие супруга позволяет этого избежать.

В конце 2020 года на сайте президента появилась электронная петиция с просьбой снять запрет на партнерские роды в Украине.